Лукашенко удалось перехитрить противников и внутри страны, и на внешней арене, но у России еще остались рычаги давления на него, считает политолог Иван Скориков. Об этом он заявил в интервью корреспонденту «Телескопа» Эдуарду Шаповалову.

– Как вы оцениваете положение дел в Беларуси в последние месяцы? Прошло Всебелорусское собрание, протесты за зиму успокоились, готовится конституционная реформа. Можно ли сказать, что положение дел меняется или все осталось по-прежнему?

– Александр Григорьевич переиграл своих оппонентов внутри страны. Вначале он подморозил протест, потом перебил его театрализованным представлением – Всебелорусским собранием и заявлениями об активной работе над новой редакцией конституции.

Смог он перехитрить и внешних игроков. Прежде всего, союзников – Россию. Встречу Путина и Лукашенко в сентябре в Сочи в экспертном сообществе и Беларуси, и России оценили как жест спасения загнанного протестами в угол Лукашенко под гарантии реальной политической интеграции двух стран. Той интеграции, которую он сорвал в доковидный год, заявив, что суверенитетом не торгует. Тем не менее Лукашенко получил гарантии сохранения режима и силовой поддержки. Мы помним громкое заявление, что в случае майданного сценария Россия готова отправить силовиков. Лукашенко еще и получил новые кредиты. Но на политическую интеграцию он, как видим, ко второй встрече, не пошел.

Его последнее заявление о том, что Беларусь как бы в своей квартире, а Россия как бы на своем этаже, свидетельствуют, что он будет продолжать гнуть старую линию – за сохранение его режима должна платить Россия. Но, если раньше он за эти деньги отдалялся от России, «изменял», шантажировал, пытался найти каких-то «любовников» в Евросоюзе, то теперь он понял, что там его окончательно не ждут. Грубо говоря, своим «сукиным сыном» он для Запада уже не станет. Но в то же время сохранять свой режим за счет России он продолжит. То есть весь этот российский этаж будет платить за одну квартиру. Поэтому он сейчас успокоился и чувствует, что всех переиграл, однако это не так. Отложенные перспективы того, что он успокоился, могут обернуться для него еще худшими последствиями, чем положение загнанного в угол политика во время августовских-сентябрьских протестов.

– Если на Западе его уже никто не ждет, почему Россия не может додавить его?

– К сожалению, это общая проблема и публичной дипломатии, и так называемого soft power и диалога с элитами. Эти лимитрофные правители во всех государствах бывшего СССР паразитируют на идее суверенитета от противного – то есть от России. При этом они играют на ностальгических чувствах постсоветских людей и заявляют, когда надо, что друзья России. И самым ярким таким двуручником является как раз Александр Григорьевич Лукашенко. Это же мы видели и у Кучмы, и у Назарбаева, и других. Под елейные разговоры о дружбе народов за российские скидки и кредиты они постепенно уходят от России. И, к сожалению, любое давление на них сразу же получает резкую реакцию – шантаж, что они могут развернуться к Западу, где их «ждут с распростертыми объятиями». И Лукашенко тоже постоянно этим провоцировал. Как только его просили не наглеть, он сразу же говорил: «А вот нам ваши нефть и газ не нужны. Мы будем строить взаимоотношения со своими западными партнерами». И ведь на деле никаких союзнических шагов не принял – Абхазию, Южную Осетию и Крым не признал.

В принципе, ситуация для него сейчас сложилась такая, что ему, казалось бы, после ссоры со всем Западом уже нечем шантажировать, но он все равно умудрился доказать руководству России, что «майдан» против его режима – это репетиция «майдана» в России. И на это очень хорошо легли протесты в связи с арестом Алексея Навального. То есть Лукашенко прямо заявил: «Смотрите, у нас готовили операцию, сейчас вы видите, как она продолжилась у вас». Это то, что лежит в публичной плоскости, но мы, конечно, надеемся на то, что у нас в руководстве на эти уловки Лукашенко больше не поведутся.

Лукашенко необходимо принудить к операции «транзит». Не «преемник», которую он хочет провернуть, а именно «транзит». По сути на сегодня она заключается лишь в том, что Лукашенко просто отпускает вожжи и перестаёт расправляться с пророссийской оппозицией, чем он занимается уже четверть века. Его должны принудить к тому, чтобы он разрешил сформироваться организационно, финансово, медийно пророссийским политическим силам. Мы видим, что они уже появляются. Но их узнаваемость, к сожалению, отстает от уже сформировавшейся БЧБ-оппозиции. Белорусское общество приемлет пророссийскую повестку. Но эти силы, которые 30 лет находятся в катакомбном положении, просто не могут выйти наружу, в миг став узнаваемыми. И, более того, крайне важно, чтобы эти силы не формировались КГБ Беларуси, чтобы за ними не торчали уши Лукашенко. Они должны быть оппозиционными Лукашенко, но умеренно. Должны критиковать его, причем с позиции требования серьезнейшей скорейшей интеграции с Россией вплоть до реального конфедеративного объединения, но при этом гарантировать Лукашенко определенный политический парашют: достойную пенсию и место в учебниках истории, а не тюрьму, которую обещают беломайданщики.

И вот за такими силами белорусы пойдут. Именно с ними Россия уже будет строить самую тесную интеграцию. Строить ее сейчас с Лукашенко невыгодно, потому что он стал токсичным политиком не только на Западе, но и внутри своей страны. Любые реальные интеграционные шаги с ним будут замараны его антирейтингом. Интегрироваться будем после смены власти.

И чтобы эта операция прошла, Кремль должен непублично принудить Александра Григорьевича отпустить вожжи. Нельзя ни в коем случае соглашаться на преемника. Во-первых, его не примут белорусы как откровенный обман, а во-вторых, как показывает практика, преемник при авторитарном режиме всегда слабее предшественника. К примеру, Мадуро после Чавеса.

– Ну, а если Лукашенко все же откажется сотрудничать? Не будет же Россия вводить санкции и добивать экономику Беларуси. Как быть в этом случае?

– Делать белорусскому народу хуже – это не наши методы. Мы знаем, как Украина пытается вернуть Крым, устраивая торговые блокады, взрывая ЛЭП и перекрывая воду из Днепра. И «любовь» у крымчан к Украине только крепнет. Естественно, со стороны России мучать белорусов какими-то санкциями или душить страну экономически ни политически ни морально невозможно. Мы такими методами не работаем. У России есть множество мягких рычагов, в том числе и информационные. Нужно понимать, что в Беларуси все смотрят российское телевидение. И если в одночасье Лукашенко из друга превратиться в лукавого врага России, об этом быстро узнают. Российские телеканалы там смотрят больше, чем всяких прозападных блогеров, а тем более белорусское государственное ТВ.

Но я думаю, что до этого не дойдет и, в конце концов, Лукашенко досидит срок. Главное, чтобы он просто не мешал оформляться нашим силам. А театральное Всебелорусское собрание и конституционная реформа, в принципе, даже полезны тактически. Потому что, если выборы состоятся завтра, то пророссийские силы не готовы соперничать с организованными беломайданщиками. И поэтому нужно определенное время.

Другой вопрос состоит в том, что не попытается ли Лукашенко в очередной раз всех перехитрить и наплодить ручных «спойлеров», рассчитывая на преемника. И тогда это, конечно же, приведет к страшным последствиям. В таком случае мы уже можем прогнозировать реальный «майдан», как в 14-м году на Украине. Конечно, оформленные прозападные силы в меньшинстве, но им достаточно занять центр Минска и, в принципе, этого уже достаточно, чтобы раскачать актив. Что ж, посмотрим. Я еще раз повторюсь, что вопрос укрощения строптивого не проговаривается Кремлём публично. Надеюсь, что непублично эти переговоры ведутся.