В последнее время мне нередко задают этот вопрос. Я обычно отвечаю, что оппозиция не оправдала моих личных ожиданий.

С самого начала я хотел видеть от новых белорусских политиков внятную демократическую программу, нацеленную в первую очередь на грамотные экономические и политические реформы. На то, чтобы жизнь граждан нашей страны была максимально свободной и комфортной.

Но с течением времени заявления и действия лидеров оппозиции становились всё дальше от либерализма и демократизма и приближались к националистическим тезисам и идеям. В качестве доказательств я могу привести следующие аргументы:

1. Проект Конституции от команды Тихановской содержит в преамбуле ряд исторических мифов (вроде статутов ВКЛ на белорусском языке), которые используют, как правило, националисты. Также в проекте документа предусмотрено постепенное вытеснение русского языка.

Это никак не способствует объединению и сближению всех белорусов. Скорее, наоборот – отталкивает часть несогласных с властью от новой оппозиции.

2. В День родных языков никто из них не поздравил нас, русскоязычное большинство белорусов. Все выступления были посвящены исключительно «мове». Это очень тревожный звоночек, который показывает, как они к нам относятся.

Весьма «консолидирующее» поведение для почти абсолютно русскоязычной республики.

3. В составе оппозиционных структур нет ни одного политика, который бы открыто выступил за выполнение договора о Союзном государстве с Россией или как минимум за сохранение этого интеграционного объединения хотя бы на нынешнем уровне. Зато прозападных и националистически настроенных политиков, которые неоднократно обозначали свою позицию, там хватает.

4. Светлана Тихановская в интервью Дмитрию Гордону заявила, что считает Крым украинским, хотя, если она позиционирует себя как нейтральный политик, который хочет объединить всех белорусов, она не должна была высказывать эти тезисы.
Согласно социологическим исследованиям, большая часть населения Беларуси позитивно восприняла присоединения Крыма к России. Иной точки зрения придерживаются, как правило, те, кто негативно настроен по отношению к нынешней политике Москвы.

5. Бело-красно-белый флаг и лозунг «Жыве Беларусь!» с конца 1980-х годов использовались в основном прозападной и националистически настроенной частью белорусского общества и политикума.

Для оппозиции, которая позиционирует себя в качестве «нейтральной» и выставляет всего несколько общих целей — новые выборы и освобождение политзаключенных, — было бы куда логичнее использовать нейтральную символику, например символику предвыборного штаба Светланы Тихановской, и совершенно новые лозунги.

6. Празднование «Дня воли» — «праздника», который, опять же, является частью националистической субкультуры и мифологии. В этот день оппозиция отмечает создание Белорусской народной республики как «первого белорусского государства», хотя это образование не имело ничего общего с государством как таковым и создавалось в условиях германской оккупации.

Это стало очередным признаком сращивания «новой» оппозиции с её националистическими предшественниками.

***

Сегодня в Беларуси ситуация такова, что всем противникам власти предлагается признать в качестве своих лидеров тех, кто семимильными шагами дрейфует в сторону белорусского национализма и дерусификации. И иного выбора нет.

В таких условиях у тех, кто не согласен со «старым-новым» положением вещей в оппозиционном лагере, есть два пути: либо пойти на принцип и отказаться от поддержки оппозиции, либо согласиться на роль «аутсайдера» в протестном движении.

Некоторые могут возразить, что нет разницы, какие взгляды у команды Тихановской и иже с ними, ведь все равно они намерены провести новые выборы, а не удерживать власть самим. Но с учетом того, что лидеров новой оппозиции уже достаточно давно финансируют западные структуры, возникает очень много сомнений, что они в будущем позволят провести выборы, на которых победит дружественный России политик. На Западе очень умеют считать деньги и не любят делать политические инвестиции впустую.

Альтернатива на выборах будет, но очень условная: радикальный или умеренный националист. Правый сторонник интеграции с ЕС или проевропейский же социал-демократ.

В это же время на пророссийскую общественность будут оказывать колоссальное давление, подобно тому, как это происходит на Украине или в странах Балтии. Самыми жесткими и недемократичными методами. И Запад, в отличие от нынешнего времени, будет либо игнорировать всё происходящее, либо даже одобрять, оправдывая это «борьбой за независимость от Москвы».

Кирилл Озимко